Герои Крут - никто не забыт

На Аскольдовой могиле   Украинский цвет -   По кровавой дороге   Нам идти в мир

На Аскольдовой могиле
Украинский цвет -
По кровавой дороге
Нам идти в мир ...
Тычина

Нужны нашей стране герои? Как известно: «Кто не знает своего прошлого, не достоин будущего». Именно поэтому мы должны знать историю. А наша история умытая кровью и слезами. Одной из самых трагических ее страниц есть бой под Крутами, которому в этом году исполняется 94 года.

httpv: //www.youtube.com/watch? v = qDIkxBVMDcE

29 января 1918 название небольшой станции, расположенной на Черниговщине вдоль линии Бахмач-Киев, ознаменовала отсчет нового духовного взлета нации, который уже на протяжении почти века является национальным символом для десятков поколений борцов за свободу и независимость. Уже 25 января 1918 года на заседании Украинской Центральной Рады было принято IV Универсал, который провозглашал независимость Украинской Народной Республики. Однако, большевистская власть, не хотела просто так отдавать своего "младшего брата". После захвата Харькова и Полтавы, большевики направили свое пятитысячное войско под предлогом Н. Муравьева на Киев.

К сожалению, украинские историки почему-то упорно считают этого военного "деятеля" конфидентом Ленина и Троцкого. На самом деле его принадлежность к большевистского лагеря - историческая неправда. Убежденный монархист, ветеран сначала русско-японской, а затем Первой мировой войн, подполковник царской войска Михаил Муравьев большевиков не любил. Однако обстоятельства времени заставили его после февральской революции в Петрограде присоединиться к партии левых эсеров. Как харизматичный лидер, Муравьев создал единое боеспособное формирование, которое было в распоряжении советской власти того времени.

Игорь Гашущак, УКРТАЙМ

Отразить нападение около 6 тыс. Большевиков полковника Михаила Муравьева из Киева тогда отправились добровольческий Студенческий курень и воспитанники Украинской военной школы. Не более шести сотен бойцов. Когда кончились патроны, только 35 попали в плен. Как свидетельствовали крестьяне - очевидцы казни, ученик седьмого класса гимназии Григорий Пипский спел гимн "Ще не вмерла Украина", подхватили и другие пленные. А после отступления украинских войск в Киеве начался красный террор. Меньше чем за месяц погибли от 10 до 30 тыс. Киевлян. То есть каждый десятый житель столицы.
Бой начался в 12:00 дня, и, фактически непрерывно продолжался до позднего вечера. Юноши мужественно отражали атаки врага, не оставляя своих позиций. В течение пяти часов украинские подразделения сдерживали вражеские нападения. Однако вскоре, воспользовавшись огромным преимуществом численности, наступающие сломали оборону и начали окружать украинские части. Понимая безвыходность своего положения, бойцы Студенческого куреня пошли в атаку и были почти все уничтожены. 27 студентов и гимназистов (среди них - М.Лизогуб, А.Попович, В.Шульгин, П.Кольченко, М.Ганкевич и др.) Были захвачены в плен. Все они подверглись нечеловеческим пыткам и зверски замучены. Безжалостные палачи даже запретили крестьянам похоронить останки бесстрашных защитников.
После подписания Брестского мира, который заменил власть большевиков на австрийцев и немцев, 19 марта 1918 года в Киеве состоялся торжественные похороны на Аскольдовой горе 28 павших бойцов в бою под Крутами.

Бой под Крутами часто сравнивают с битвой греков у Фермопил 480 года до н. е. Тогда спартанский царь Леонид во главе 300 спартанцев добровольно защищал проход в горах, пока остальные 6 тыс. войска спасались от персов.

httpv: //www.youtube.com/watch? v = FSXPbYTKGzk

Настоящей причиной поражения под Крутами стала измена. Политики, действуя по социалистическими лозунгами, препятствовали попыткам Симона Петлюры и Павла Скоропадского создать украинскую армию. В Центральной Раде за оборону отвечали, как потом выяснили, агенты еще царской охранки. Все попытки самоорганизации украинского войска тушили свыше. Сознательно ограничили рост Свободного казачества, которое объединяло десятки тысяч боеспособных казаков в регионах. Украинизированным частям российской армии, готовым воевать и с белыми, и с красными, просто приказали разойтись по домам.

Содержание российской политики в отношении Украины председатель Центральной Рады Михаил Грушевский начал понимать только после того, как во время артиллерийского обстрела Киева большевики разрушили его собственный дом.

Большевики за 70 лет своего господства пытались уничтожить в памяти народа память о Круты, или выставить ее героических защитников, изменниками Советской Родины. В 30-х годах было даже снесено кладбище и могилы крутян на Аскольдовой могиле. Первые упоминания и настоящая, реальная оценка защитников Крут, состоялась уже после обретения Украиной независимости в 1992 году.
В 1942 году, когда Украинская повстанческая армия встала как реальная военная организация, одним из своих боевых лозунгов она провозгласила: "За крутян!"
Нельзя вычеркнуть из памяти человеческой тот большой и бессмертный подвиг юных студентов, которые защищали украинскую государственность, положив на ее алтарь самое ценное - свою жизнь.

Но уже нынешняя бандитская власть атакует едва открытую историческую правду о героях Крут по одной причине - они, герои, "неправильные". Их не одобрил Кремль. Теперь из молодых Украинская по старым имперским лекалам пытаться сделать уродцев, которые презирать собственную страну и ее путь к свободе. Потому что каждый кривой гвоздь думает, что кривыми должны быть все гвозди. Одной из первых «реформ» нынешней власти в образовании стало удаление из учебников по истории для школ упоминания о бое под Крутами 29 января 1918-го.

Александр Палий для Gazeta.ua

Справка Муравьев, Михаил Артемович

- Муравьев, Михаил Артемович - (25.09.1880, с. Бурдюкова Костромской губернии, Россия - 11.07.1918, Симбирск, Россия) - военный деятель, полковник (дек. 1917).
Родился в семье сельского нищего. С детства батрачил у местных богачей. С помощью одного из них окончил уездное училище и поступил в учительскую семинарию, откуда был исключен за недостойное поведение. Обучение продолжил в Казанском юнкерском пехотном училище, после окончания которого в 1901 получил назначение в 1-й пехотный Невский полк. За убийство на балу офицера Смирнова был приговорен к 1,5 года арестантских рот и лишен офицерского звания. Однако обошелся направлением вне очереди в театр русско-японской войны. Вскоре получил тяжелое ранение и был отправлен на лечение за границу, где познакомился с революционерами. С началом Первой мировой войны снова оказался на фронте. Но после очередного ранения выбыл из Действующей армии и стал преподавателем во 2-й Одесской школе прапорщиков в чине подполковника. В мае 1917 предложил А. Керенскому сформировать "ударные батальоны" для защиты революции под своим командованием, но эта инициатива была отклонена. В дни Корниловского мятежа установил связи с левыми эсерами, а через них - с большевиками. По рекомендации Я. Свердлова 28 октября 1917 назначен командующим войсками Петроградского ВО. Ликвидировал выступление Керенского-Краснова. В декабре 1917г. назначен В. Антоновым-Овсеенко начальником штаба Южного революционного фронта. В январе 1918г. командовал войсками, действовавшими против Украинской Центральной Рады. Захватил Харьков, Полтаву, Киев. Во время этих событий терроризировал украинское население, массово расстреливал сознательных украинский, громил национально-освободительное движение, приказывая "немилосердное уничтожать всех офицеров, гайдамаков, монархистов и всех врагов революции». Штурмуя Киев, приказал артиллерии бить по высотным домам и церквях. Во время захвата мостов через Днепр и преодоления оборонительных укреплений украинских войск на днепровских кручах первым в гражданской войне применил газы. Захватив город, отдал его на разграбление своим "гвардейцам". Жертвами муравьевской террора стали около 3 тыс. Человек. 17 февраля 1918 Ленин направил М. Муравьеву поздравительную телеграмму, в которой назвал его конкистадоров "доблестными героями освобождения Киева". Тогда же М. Муравьева назначен главнокомандующим Украинской советскими войсками. Это решение вызвало протест большевистского правительства Украины, Н. Муравьев откровенно игнорировал.

М. Тухачевский:
"... Муравьев отличался бешеным честолюбием, блестящей храбростью и умением наэлектризовывать солдатские массы. Теоретически Муравьев был слишком слабым в военном деле, почти неграмотным. Однако знал историю войн Наполеона. Мнение "сделаться Наполеоном" преследовала его, и это наложило отпечаток на все его манеры, разговоры и поступки. Он не умел оценивать ситуации. Его "прожекты" порой бывали абсолютно оторванными от жизни. Управлять он не умел. Вмешивался во всякие мелочи ... Перед красноармейцами заигрывал, чтобы получить их расположение, безнаказанно позволял грабить, применял самым бесстыдным демагогию ".

Антонов-Овсиенко:
"Работник он был неутомим, военное дело знал профессионально. Конечно, он был слишком честолюбив и большой хвастун. Особенно он любил хвастаться своей жестокостью: сколько крови! .. сколько крови! .. сколько крови! .. ".
Чтобы не обострять конфликт с украинскими "товарищами", в феврале 1918 г.. На предложение В. Ленина М. Муравьева назначен главнокомандующим "Особой революционной армией по борьбе с румынской олигархией". Вскоре войско Н. Муравьева (3 тыс.) Было выведено из Киева и передислоцированы на юг, где самовольно провозглашена Одесская советская республика вела войну с Румынией. Прибыв в Одессу, М. Муравьев обратился к местной буржуазии с требованием предоставить ему 10 млн. Руб. для организации обороны города, иначе - "с камнем на шее утоплю вас в воде и отдам семьи ваши на растерзание". Подчинив себе Особое Одесскую армию (4 тыс.), Н. Муравьев за шесть дней боев разгромил румынские войска в Приднестровье, решив этим подписания мирного договора. После начала немецко-австрийского наступления, растерявшись перед угрозой окружения, бросил войска на произвол судьбы и сбежал в Москву. Там в апреле 1918 г.. Был арестован по обвинению в злоупотреблении властью, но дело прекратили "за отсутствием состава преступления". В июне 1918 г.. Получил новое назначение - командующего Восточным фронтом против белочехов. В июле присоединился к мятежу левых эсеров. 10 июля 1918 арестовал в Симбирске руководство фронта и объявил себя главнокомандующим армией, действующей против Германии. Совнарком объявил М. Муравьева вне закона. Симбирск большевикам удалось подавить мятеж. Н. Муравьев при задержании обнаружил сопротивление и был убит. По другим данным, бежал и впоследствии покончил с собой.
Билоусько А. А., Ермак А. П., Ревегук В. Я.
Новейшая история Полтавщины (I половина ХХ в.). стр.54

Для того, чтобы почувствовать настроение тогдашнего Киева и живое дыхание времени предлагаю цитату К. Паустовского:

"Жизнь в Киеве в то время напоминали пир во время чумы. Открылось множество кофеен и ресторанов, где сладостей и еды хватало НЕ больше чем на тридцать посетителей. Но внешне все производили впечатление потрепанного богатства. Население города почти удвоилось за счет москвичей и петроградцев. В театрах шла "Ревность" Арцыбашева и венские оперетты. По улицам проезжал патрули немецких улан с рожами и черно-красными флажками.

Газеты скупо писали в событиях в Советской России. Это была Беспокойная тема. Ее предпочитали НЕ касаться. Пусть всем кажется, что жизнь течет безоблачно.

На скетинг-ринге катались на роликах волоокие киевские красавицы и гетманские офицеры. Развелось много игорных притонов и домов свиданий. На Бессарабке открыто торговал кокаином и приставали к прохожим проститутки-подростки.

Что делалось на заводах и рабочих окраинах, никто не знал. Немцы чувствовали себя неуверенно. Особенно после убийства генерала Эйхгорна.

Казалось, что Киев надеялся беспечно жить в блокаде. Украина как бы не существовало - она ​​лежала в кольцом петлюровских войск.

По вечерам я иногда ходил в литературно-артистическое общество на Николаевской улице. Там в ресторане выступали с эстрады бежавшие с севера поэты, певцы и танцоры. Пьяные вопли прерывалы тягучее скандирование стихов. В ресторане всегда было душно, и спустя несмотря на зиму, иногда приоткрывалы окна. Тогда вместе с морозным воздухом в освещенный зал влетал и тут же Таял снег. И явственней была слышно ночная канонада.

Однажды в литературно-артистическом обществе пел Вертинский. К тех пор я не слышал его с эстрады. Я помнил его еще гимназист, молодым поэтом, писавший Изысканные стихи.
На эстраду вышел Вертинский в черном фраке. Он был высок, сухощав и непомерно бледен. Все стихло. Официанты перестали разнос на подносах кофе, вино и закуски и остановились, выстроившись в шеренгу, в глубине зала.

Вертинский сцепил тонкие пальцы, страдальческого вытянул их вниз перед собой и запел. Он пел в Юнкер, убитых Незадолго до этого под Киевом в селе Борщаговке, в юношу, посланных на верную смерть против опасной банды.

Я не знаю, зачем и кому это нужно?

Кто послал их на смерть беспощадной рукой?

Песня была в похоронах юнкеров. Вертинский закончил ее словами:

Утомленные зрители молча кутались в шубы,

И какая-то женщина с исступленным лицом

Целовал покойника в посиневшие губы

И швырнула в священника обручальным кольцом.

Он пел в подлинно случае, бывшем на похоронах юнкеров.

Загремелы аплодисменты. Вертинский поклонился ".

Константин Паустовский.Книга в жизни.

httpv: //www.youtube.com/watch? v = 1SuBwCqoB5g

Относительно песни показания самого Александра Вертинского: «Между тем, жизнь в Москве для Вертинского становилась всё труднее. Романс «То, что я должен сказать», написанный под впечатлением гибели юнкеров, возбудило интерес Чрезвычайной комиссии, куда автора вызвали для объяснений. Согласно легенде, когда Вертинский заметил представителям ЧК: «Это же просто песня, и потом, вы же не можете запретить мне их жалеть!», Он получил ответ: «Надо будет, и дышать запретить»

Многие годы из-за странной и непонятной политической конъюнктуры большинство авторов утверждают, что якобы все, кто побывал в бою под Крутами погибли. Но это неправда!

Остались многочисленные воспоминания участников крутянских событий, в которых подробно описано, как они отступали к своим эшелонам, отстреливаясь на каждом шагу, как выносили убитых, раненых и даже пулеметы.

Кроме тех, кто попал в советский плен, на поле боя погибли еще 10-12 юношей, тела которых забрали в Киев.

В частности, 1-я сотня вспомогательного студенческого куреня Сечевых стрельцов (2-я сотня под Крутами ни была), которая в начале боя имела в своем составе 116 добровольцев, вернулась в Киев в составе около 80 человек.

Почти половину сотни составляли гимназисты 2-й Украинский Кирилло-мефодиевской гимназии. Под Крутами погибло лишь восемь из них. Остальные впоследствии приняли участие в боях с большевиками на улицах Киева, а затем в отступлении украинских войск на Полесье.

В феврале 1918 года один из этих гимназистов упал на поле боя под Бердичевом. Остальные уже в марте вернулись в Киев, где еще за несколько месяцев успешно закончили гимназию.

Большинство юношей остались на родине и впоследствии поселились в советском Киеве. Лишь некоторые из них решили не мириться с советским господством и разделили судьбу Армии УНР.

В частности, бывший ученик 6-го класса Кирилло-мефодиевской гимназии Леонид Буткевич стал старшиной Армии УНР, участвовал во многих боях с большевиками.

В 1921-1923 годах Буткевич находился в лагерях интернированных в Польше, а затем, окончив институт, еще много лет жил и работал во Франции.

Забытая судьба и организатора Студенческого куреня, воспитателя Владимирского Киевского кадетского корпуса полковника Василия Сварикы.

Именно он был командиром куреня. Сотник Петр Омельченко, которого расстреляли большевики под Крутами, возглавлял лишь 1-ю сотню куреня.

Именно Сварика привел ее остатки в Киев, появился в распоряжение командира куреня Сечевых стрельцов и потом со своими студентами и гимназистами принимал участие в уличных боях с красногвардейцами на Подоле.

О подольской Красную гвардию, которая едва не прорвалась к Центральной Рады, читайте в разделе "Колонки"

Поскольку Василию было около 60 лет, он был вынужден остаться в Киеве. И осенью 1919-го, когда белогвардейцы заняли Киев, они мобилизовали старого полковника.

Впоследствии Сварика оказался в Крыму, где в декабре 1920 года был казнен советскими карательными органами.

Довольно интересно сложилась судьба юношей (юнкеров) 1-й Украинской военной школы имени Богдана Хмельницкого.

Почти все они остались на службе в Армии Украинской Народной Республики. Только старший курс школы был повышен до звания хорунжих уже весной 1918 года, а юноши младшего курса были вынуждены ждать до 1921.

Все они, конечно, формально уже были старшинами украинских войск, но фактического утверждения своего служебного положения не имели.

Со старшего курса 1-й Украинской военной школы стоит вспомнить сотника Армии УНР Якова Рябоконя-Рогоза-Розанова, происходивший из города Цибулов Киевской.

Отважный старшина 1919 служил в 1-м Украинском полку морской пехоты, а 1921 принял участие во Втором зимнем походе во главе с Юрием Тютюнником.

После разгрома рейда Тютюнника Яков Рябоконь-Рогоза-Розали избежал плена и после этого еще два года участвовал в партизанской борьбе с советской властью. Умер в Польше 1937 года.

Другой представитель старшего курса поручик Иван Грушецкий во времена революций работал строевым командиром в Совместном юношеской школе, готовившей старшин для Армии УНР. Затем рукополагал в священника. Был настоятелем православной церкви на Волыни.

В сентябре 1939 года, в первые дни оккупации Волыни советскими войсками, его схватили и бросили в тюрьму. Умер Иван Грушецкий в камере в августе 1940-го ...

7 марта 1921 Симон Петлюра обратился к командующему Армии УНР генерала Михаила Емельяновича-Павленко с таким письмом:

"К моему известна дошло, что в составе Украинской армии находятся бывшие юноши 1-й и 2-й Украинский военных школ (хорунжих), что первыми вступили в 1917 гг. До украинских офицерских или украинизувавшы истнувавши тогда российские юношеские школы (вроде бывшую Константиновскую), или поведя борьбу за создание собственных юношеских школ, независимо от существовавших тогда русских.

Надо было иметь большое мужество и готовность идти на жертву, чтобы засвидетельствовать свою преданность Родине в борьбе за независимую Украину.

Юноши упомянутых школ обнаружили в этом деле большой активный патриотизм, став в ряды родного войска уже не покидали его. Не один из них кровью засвидетельствовал честь украинского воины, а в боях под Крутами, на ст. Гребенка и в Киеве, за захват Арсенала вписал славную страницу в историю борьбы за нашу государственность.

Не покидали юноши и дальше рядов нашей армии, оставаясь по сей день в ней. Мною замечено, что хотя многие из этих бывших юношей находится на офицерских должностях и то не один год, а больше, но с формальной стороны это положение их устойчиво, и они, как раньше, так и на этот день не имеют еще надлежащих офицерских ранг .

Считая такое положение не одповидним, предлагаю Вам, с получением этого, в течение трех недель представить мне реестр бывших юношей 1-й и 2-й Украинский юношеских школ (то есть был. Константиновской и Сборной украинском), находящихся в Армии УНР для оказания им первой старшинского рангах ".

Следствием обращения Петлюры было издание приказа войскам УНР ч. 72 от 10 августа 1921 года, которым все бывшие юноши 1-й и 2-й Украинский военных школ, в то время служили в армии УНР, возвышались до офицерских званий.

О некоторых из них стоит рассказать подробнее.

Так, уроженца села Монастырище Нежинского уезда Митрофана Швидун в бою под Крутами был ранен в правую ногу выше колена. С поля боя его вынесли товарищи.

Позже он принимал активное участие в боях с большевиками, воевал на панцирных поездах "Стрелец" и "Свободная Украина". Вскоре получил еще одно ранение - в левое плечо, вследствие чего онемела рука.

Стал военным инвалидом, но не оставлял службы в Армии УНР. В межвоенный время Швидун жил в Луцке, где был одним из руководителей местной украинской общины.

Михаил Миша родом из села Глодосы, ныне Кировоградская область, был участником Первого и Второго зимних походов, получил ранения. Был одним из первых, кто написал подробные воспоминания о бое под Крутами и свой боевой путь во время Освободительной войны.

К сожалению, здоровье юноши было подорвано военными испытаниями, и в 1922 году он безвременно скончался в Сарнах.

Следует вспомнить, что из бывших участников боя под Крутами было немало рыцарей "Железного креста за Зимний поход и бои ".

Это, в частности, Владимир Дзюблик, Василий Коваленко, Иван Митрусь, Семен Могила, Михаил Бензики, Левко Прядько, Петр Франчук и другие. Михаил Бензики, Василий Коваленко и Петр Франчук служили старшинами в легендарном Конном полку Черных запорожцев.

Они вступили в него, когда тот только создавался весной 1918 года под названием отдельной конной сотни 2-го Запорожского полка, и оставались в его составе до 1923.

Николай Кривопуск и Игнат Мартынюк в 1920-1921 годах находились в личной охране Главного атамана Симона Петлюры. Первый из них впоследствии стал инженером и умер в 1970 году в США, второй стал священником и погиб при невыясненных обстоятельствах на Волыни в 1943-м.

Многие из участников боя под Крутами в 1920-е годы получил гражданский специальность.

Так, Николай Киричек закончил гидротехнический отдел Украинской хозяйственной академии в Подебрадах (Чехия), затем работал инженером в Варшаве. Василий Коваленко также закончил Украинскую хозяйственную академию и стал инженером-химиком.

Один из крутян Сергей Захвалынского, уроженец города Носовка на Черниговщине, получил специальность инженера, но потом по контракту служил офицером в польской армии.

Еще в 1920-м, когда был старшиной Конного полка имени Максима Зализняка, он прославился тем, что во главе конного разъезда с саблей наголо взял в плен целую роту красных солдат.

Следует также упомянуть, что во время Второй мировой войны бывшие участники боя под Крутами присоединились к различным украинских военных формаций.

В частности, бывший командир куреня 1-й Украинской военной школы имени Богдана Хмельницкого сотник Аверкий Гончаренко в 1943 году стал одним из организаторов добровольческой дивизии "Галичина" , А в 1945-м был одним из ее руководителей.

В этой же дивизии служил и бывший крутянин, черношлычников, рыцарь "Железного креста за Зимний поход и бои" Петр Франчук.

Уже упомянутый Митрофан Швидун 1941 года стал организатором так называемого Луцкого куреня ОУН, многие бойцы которого впоследствии оказались в рядах Украинской повстанческой армии. А Сергей Захвалынского (псевдоним Орлик) в 1941-м возглавлял украинские военные формирования в Киеве.

Последние из участников боя под Крутами умерли не так давно - в 1970-1980 годах. Их могилы разбросаны от Киева до Нью-Йорка.

источник: "Неделя"

Ярослав Тынченко   Историк (Киев) Ярослав Тынченко
Историк (Киев)

Com/watch?
Com/watch?
Я не знаю, зачем и кому это нужно?
Кто послал их на смерть беспощадной рукой?
Com/watch?